morichic: (Default)

По сообщению достоверных источников, целоваться я начала я рано. Года эдак в три.

- Викочка, - журила меня на даче тетушка, - разве хорошо бегать целоваться с Ромочкой, когда тебя в Ленинграде ждет жених?..

- Но Майиночка! - возмущалась малолетняя кокетка , - Как же ты не знаешь, ведь можно же целоваться с двумя женихами!

- Никогда о таком не слышала!

Вместо возражения Викочка уже неслась к Ромочке...

(теперь за истинной целью этого поста можно сразу идти подкат и крутить до самого конца, до последних двух картинок, пропустив поцелуйную телегу)

 

Эх, как все было просто в наивном детстве! Мы предохранялись от кариеса, даже не догадываясь о сэкономленных на зубных врачах тыщщах (кто еще не знает, что целование сжигает докучи калорий и лечит от всех болезней лучше Блендамета??), а Вовочки менялись на Ромочек также легко, как заучивались стишки про дедушку Ленина. До сих пор помню

И мы решили твердо

Как вождь великий жить

И будем очень гордо

Лифчики носить

Или это были звездочки (трусики, тампаксы, ненужное зачеркнуть), подробности не важны. Так бы дальше - и можно было бы продолжать сексуальное образование ненавязчивым путем, сидя голышом под пальмой, как в "Голубой лагуне", но строгий социум все порушил. В школе произошло сакральное деление на "мальчиков" и "девочек", и возник сопровождаущий сей сепаратизм дежурный визг в раздевалке. Вот тут и начались комплексы, а кариес нашел свое место в телевизоре. Мальчики стали восприниматься как враждебная нация без словаря и инструкции. При"неприличных" сценах в фильмах моя тетушка вызывала командным басом мою маму, которая влетала между мной и телевизором и закрывала безобразие синими клетчатыми шортами. Мне приходилось отыгрываться с одноклассницами, которые воровали отцовскую порнушку и образовывали меня обходным путем. Об этом - в другой раз!

Таким образом мужчины все еще оставались чужаками, и когда меня в первый раз попытались поцеловать я начала истерически хохотать так, что помидоры завяли бы тут же, если бы вьюноша не принял мою истерику в качестве вызова.

"Че, дура што ли?" - подумал он наверняка, ерзая в мамином свитере. Было холодно. Наверное именно поэтому я носилась от дерева к дереву, как женщина в белом и гоготала, как миссис Рочестер. Он считался интеллектуалом, поэтому, поймав меня за косу, начал шептать что-то увещевательски-философское дабы усыпить мою бдительность. Усыпил он скорее меня целиком, включая дырки на носках, но когда его губы снова приблизились к моему лицу, спящая красавица встрепенулась, вдарила ему лбом по подбородку и с булькающим "Иииииииии!!!", согнувшись пополам, вновь попыталась удрать в лес дикой ланью.

Так продолжалось без малого полтора часа (!!!), но потом лань подпустила охотника и, мгновенно оценив предложенное и вспомнив все просмотренные с одноклассницами видеоматериалы, попыталась заглотить его вместе со свитером. Когда он мне потом описывал радиус окружности на его лице по которой располагался мой рот, я представила себя удавом, пытавшимся проглотить мамонта.

 

Ну хорошо, с любовными поцелуями разряда ХХХ мы разобрались. А теперь давайте целоваться с малознакомым человеком, с которым у вас никак и ничего иникогда быть не может, и в обычное время вы перекидываетесь безобидными приветами, когда находитесь в одной компании. Которая играет в театр. Ага. И целоваться вам надо в присутствии нескольких десятков, а потом и сотен человек. Лучшим словом, чем арабо-израильское выражение смущенного прокола "фадиха", я это назвать не могу!

...И вот мы ставим мюзикл про ковбоев.

подкат с, собственно, иллюстрацией действа )
morichic: (Default)
Я тут, но я не тут!
Я взялась, наконец, за работу по утрам и дням, университет по полдникам - и репетиции по вечерам. Ну вот с той чудесной  компанией, которая проходит у меня под тэгом theatre. Мне дали роль противной старой девы аж 19-ти лет, которая хохочет как воздушная тревога (привет, Пуримшпители!!!). Музыкальный директор уже оглох. Мне выдали зоник и шляпу размером с НЛО.
Лучшее из всего этого, что по ходу дела мне нужно целоваться с шикарным датским блондином!
Когда я захохочу всех до смерти, я вернусь!
(убежала чистить зубы перед репетицией)
morichic: (Default)
Иерусалимская постановка оперы веселых викторианцев Гилберта и Салливана. Перед каждым представлением наблюдаю сцену, от которой хочется то ли смеяться, то ли плакать, но на душе в любом случае становится невероятно тепло.
Перед спектаклем, когда публика уже собирается в зале, музыканты настраивают инструменты, а занавес опущен, на сцене происходят странные вещи.
В почти полной темноте, в тишине, обратившись к декорации каменной стены Тауэра и изображению самого Тауэра за ней (да-да, именно там - нужное направление...), отложив бутафорские пики в сторону, стоят в красных костюмах английских крепостных стражников  около пятнадцати евреев и тихо шелестя страницами молитвенников, раскачиваются в вечерней молитве. Ведет молитву дирижер - еще не во фраке, но в белоснежной рубашке, великолепном жилете и галстуке-бабочке, он стоит впереди всех, на рампе, на которую во время спектакля водружают плаху и, также как и все обратившись к каменной кладке Тауэра, певуче зачитывает молитву.
"Амен!" - дружным шепотом отвечают ему красные стражники.
Несколько минут - и сцена пустеет, стражники расходятся, дирижер отыскивает свой фрак, и мы переселяемся в Лондон, шестнадцатого века...
И так - перед каждым вечерним представлением....
Я не посмела это сфотографировать со вспышкой, а без нее было бы ничего не видно.
Подробнее о спектакле здесь (еще можно заказать билеты!)
Актеры, певцы - в основном религиозные выходцы из англоязычных стран, большинство проживают на территориях. Режиссер - консервативный раввин. Дирижер... талантлив и скромен до безумия...
А вот какая я красивая!
 

Еще больше красивой меня и всех остальных - осторожно! резать было жаль )
morichic: (Default)
Между прочим, я тут подвизалась в оперетте петь. Меццой.
Есть в Иерусалиме такое дело - пара англоязычных театров и Иерусалимская ассоциация Гилберта и Салливана. Были в Англии два таких чувака, одного из них королева Виктория даже в рыцари посветила. Дирижерской палочкой... И писали они такие веселенькие сумасшедшие оперы, полные абсурда, дурачества, сатиры и внутреннего юмора.
А тут они решили написать нечто, гм... серьезное. Хотели как лучше, а получилось как всегда. Опера имеет место происходить в Англии 16-го века, и идиотизм сюжета может сравниться только с абсурдностью того, что наш продюссер и режиссер - консервативный раввин. Мажорные строчки "Вилфред прострелил ему башку, - и теперь он очень, очень мертв!" перемежаются гминами, восхваляющими дыбу и прочие прелести местного спа в Лондонском Тауэре.
В пятницу ходила помогать разрисовывать декорации. Мне поручили рисовать на куске дерева камни Тауэра. Я спросила режиссера - могу ли я быть, гм... креативна?... Он, бедолага, еще не понял с кем дело имеет и сказал - ну конечно! Я старательно трудилась, по ходу дела участвуя в обсуждении, нужно ли на Тауэр вешать мезузу, происходит ли действие в католической Англии или уже протестанской (а то там отрубание головы готовится, на сцене нужен священник), предложила, что ради компромисса можно к осужденному приставить раввина... и т.д. и т.п. Спустя два часа я посмотрела, что сотворила... Мда. Камни в этом Тауэре лежат друг на дружке вопреки всем законам геометрии, физики, инженерии и коммон сенса. Надеюсь, до представления достоят!
Я потом сказала режиссеру, что если они найдут мюзикл, который имеет место происходить в Сикстинской Капелле, то они знают где меня найти...

Profile

morichic: (Default)
morichic

March 2011

S M T W T F S
  1 23 45
67891011 12
13141516171819
2021 2223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 26th, 2017 04:31 pm
Powered by Dreamwidth Studios