morichic: (Default)
[personal profile] morichic

По сообщению достоверных источников, целоваться я начала я рано. Года эдак в три.

- Викочка, - журила меня на даче тетушка, - разве хорошо бегать целоваться с Ромочкой, когда тебя в Ленинграде ждет жених?..

- Но Майиночка! - возмущалась малолетняя кокетка , - Как же ты не знаешь, ведь можно же целоваться с двумя женихами!

- Никогда о таком не слышала!

Вместо возражения Викочка уже неслась к Ромочке...

(теперь за истинной целью этого поста можно сразу идти подкат и крутить до самого конца, до последних двух картинок, пропустив поцелуйную телегу)

 

Эх, как все было просто в наивном детстве! Мы предохранялись от кариеса, даже не догадываясь о сэкономленных на зубных врачах тыщщах (кто еще не знает, что целование сжигает докучи калорий и лечит от всех болезней лучше Блендамета??), а Вовочки менялись на Ромочек также легко, как заучивались стишки про дедушку Ленина. До сих пор помню

И мы решили твердо

Как вождь великий жить

И будем очень гордо

Лифчики носить

Или это были звездочки (трусики, тампаксы, ненужное зачеркнуть), подробности не важны. Так бы дальше - и можно было бы продолжать сексуальное образование ненавязчивым путем, сидя голышом под пальмой, как в "Голубой лагуне", но строгий социум все порушил. В школе произошло сакральное деление на "мальчиков" и "девочек", и возник сопровождаущий сей сепаратизм дежурный визг в раздевалке. Вот тут и начались комплексы, а кариес нашел свое место в телевизоре. Мальчики стали восприниматься как враждебная нация без словаря и инструкции. При"неприличных" сценах в фильмах моя тетушка вызывала командным басом мою маму, которая влетала между мной и телевизором и закрывала безобразие синими клетчатыми шортами. Мне приходилось отыгрываться с одноклассницами, которые воровали отцовскую порнушку и образовывали меня обходным путем. Об этом - в другой раз!

Таким образом мужчины все еще оставались чужаками, и когда меня в первый раз попытались поцеловать я начала истерически хохотать так, что помидоры завяли бы тут же, если бы вьюноша не принял мою истерику в качестве вызова.

"Че, дура што ли?" - подумал он наверняка, ерзая в мамином свитере. Было холодно. Наверное именно поэтому я носилась от дерева к дереву, как женщина в белом и гоготала, как миссис Рочестер. Он считался интеллектуалом, поэтому, поймав меня за косу, начал шептать что-то увещевательски-философское дабы усыпить мою бдительность. Усыпил он скорее меня целиком, включая дырки на носках, но когда его губы снова приблизились к моему лицу, спящая красавица встрепенулась, вдарила ему лбом по подбородку и с булькающим "Иииииииии!!!", согнувшись пополам, вновь попыталась удрать в лес дикой ланью.

Так продолжалось без малого полтора часа (!!!), но потом лань подпустила охотника и, мгновенно оценив предложенное и вспомнив все просмотренные с одноклассницами видеоматериалы, попыталась заглотить его вместе со свитером. Когда он мне потом описывал радиус окружности на его лице по которой располагался мой рот, я представила себя удавом, пытавшимся проглотить мамонта.

 

Ну хорошо, с любовными поцелуями разряда ХХХ мы разобрались. А теперь давайте целоваться с малознакомым человеком, с которым у вас никак и ничего иникогда быть не может, и в обычное время вы перекидываетесь безобидными приветами, когда находитесь в одной компании. Которая играет в театр. Ага. И целоваться вам надо в присутствии нескольких десятков, а потом и сотен человек. Лучшим словом, чем арабо-израильское выражение смущенного прокола "фадиха", я это назвать не могу!

...И вот мы ставим мюзикл про ковбоев.


И там два главных ковбоя, и две главных барышни. И я (на картинке слева - это я. Слева, говорю! Нет, не черная, и не в ковбойской в шляпе, а в зеленых завязочках!!! Рядом - самая главная главная героиня. Второй главной героини в тот день не было!). У меня - три фразы текста, огромная шляпа-НЛО и поцелуй. С ковбоем. Одним из двоих. Вон с тем блондином, который так на меня игриво смотрит. Этот ковбой, между прочим, счастливый мужик - ему надо репетировать поцелуи со мной, с главной героиней и с заменой главной героини. И вот уже два месяца репетиций, я все жду заветной сцены, три тюбика зубной пасты извела, трепещу, смущаюсь, со "своим" ковбоем пытаюсь вести себя как ни в чем ни бывало, а режиссер все не доходит до этого дела и не доходит. Ну, думаю наконец, не будет никаких поцелуев, не станут они такой фигней заниматься, это ж религиозная компания, хоть и не ортодоксы, у многих кипы на головах, святые люди, а я про какие-то неприличества думаю… Мне бы в микву сходить или пиво соседу-арабу отнести, а я все свои три строчки не могу вызубрить от страха, что вот, сейчас, мне придется целоваться с ковбоем. Хотя "мой" поцелуйный ковбой - не лошадь какая-нибудь и не арафатоид, а стройный, высокий инженер и доктор наук, в обычной обстановке - пол оргазма уже обеспечено.  В общем, я честно признаюсь - я струсила, я! Женщина, которая не боится подпустить к своему рту салат "оливье", гамбургеры и словосочетания вроде "стохастическое доминирование второго порядка", испугалась высокого блондина в ковбойском ботинке. Так что как только я пришла к выводу, что "пронесло" и ничего не будет, поцелуи стерты из сценария как наши министры женского пола из ортодоксальных газет, - то вздохнула с облегчением.

 


Но это они, небось, у того лесного интеллектуала научились усыплять мою бдительность. Потому что после того, как уже кончилась зубная паста, а вместе с ней отмерла тонна моих нервных клеток, меня позвали-таки целоваться. И вот я стою у режиссера в салоне, бежать некуда, если только под крышкой рояля спрятаться, дышу тайком в ладошку, а в голове начинает возникать давно забытое - "Иииииии…."

- По сценарию, - доносится до меня голос режиссера, - сначала ты, Даниэль, ее громко чмокаешь, а потом опрокидываешь и целуешь ДОЛГО (упорно и тщательно)!

- Ага, - говорит Даниэль - мой ковбой и, схватив меня за плечи, прижимается щекой к моей щеке у самых губ. Почему-то вместо ожидаемой "фадихи" меня на данный момент больше всего смущают мои зубы. Они не чищены уже двенадцать часов. Я внезапно ощущаю во рту вкус не только обеденного хумуса, но всего чеснока и лука, что я съела за все три десятка лет жизни. Нельзя так с девушками поступать! Надо перед такими репетициями проверить, что они сделали маникюр, выщипали брови и побрили ноги. На всякий случай.  

- Уже лучше! - сказал режиссер. - Только смачнее чмокай!

Сказать себе, что я чувствую себя при этом неловко - это ничего не сказать. Это уже не только зубы. Это как вы пришли бы на прием к гинекологу, а он оказывается вашим боссом, который халтурит в акушерской по вечерам. Хохотать нельзя - непрофессионально. Вокруг сидят около дведанцати присяжных человек и наблюдают. Измеряю, помещусь ли я в рояль (вроде нет, струны мешают), но если так будет продолжаться, непременно попробую. После нескольких "неудачных" дублей, в которых щекоцелование не выглядит натурально, инженерно-ковбойские губы наконец - ойойойой! - впечатываются в мои. Мне хочется взвыть и запрыгнуть на люстру.

- Ты в порядке? - спрашивает меня потом Даниэль.

- Ага, - отвечаю, стараясь не смотреть ему в глаза, тайков выковыривая языком из зубов обеденный шницель.

После чмоков шли "опрокидывания". Мне уже было все равно. Все равно приду домой и повешусь. Или наемся мятных конфеток, напишу записку "В моей смерти прошу винить Блендамет",  лягу в кровать и будуждать конца.

 

На следующий день Даниэль уже репетировал с главной героиней и ее заменой их собственные "опрокидывательные" поцелуи. Это уже были не предназначенные мне смачные чмоки в профиль к аудитории, а что-то неудобоваримое, производимое в невесомости. Режиссер просчитывал, как же исхитриться и сжульничать - и не целоваться по-настоящему. Со мной он так не возился - целоваться и все тут! Но приблизить лицо на контактное расстояние им все равно пришлось. Мы стояли вокруг и наблюдали. Я потирала ручонки и грызла мятную конфетку.

Девушки были профессионалки, но при этом позволяли себе совершенно непрофессионально хохотать.

- Я вижу, тебе неуютно, - сказал одной из них Даниэль. Та смущенно отмахнулась. Ну конечно, ты б еще сказал ей, что у нее прыщ на подбородке от гормонов!

Но я вышла в лигу. Поопрокидывав главных героинь, он решил продемонстрировать как же классно опрокидываюсь я. К тому времени я уже поняла что к чему и обзавелась новой цистерной зубной пасты. С таким оружием я готова была хоть всю труппу на вкус перепробовать, не поймите меня неправильно.

- Как у Вики это естественно получается! - воскликнула главная героиня. Ну конечно, меня в прошлой жизни вообще звали Леонид Ильич.

Потом нас пришли фотографировать. Фотограф на месте посмотрел в камере, что же унего получилось из нашего позирования и смущенно хмыкнул, поправляя кипу на голове.

- Ох… Это же просто порнография…

Я как увидела все эти опрокидывания со стороны, мне поплохело от собственной смелости.

- Как здорово получилось! - поспешил встрять Дэниэль. - Очень хорошо выглядит. Совсем по-настоящему! А мы ведь даже не соприкасаемся! (лгун!)
Не знаю, это он действительно так думал - или спешил исправить порнографическую неловкость?...

 

На следующий день получаю от него письмо:

"Смотрю на фотографию. Мне не нравится, что я тебя держу за руку.Я пытался не дать тебе закрыть случайно наши лица. Но лучше я буду держать тебя за талию, а ты положи руку на мое предплечье и медленно двигай вверх…"

Профессионал хренов, чтоб тебя больше никто не целовал по-настоящему!

- Что-то ты слишком откровенно получаешь удовольствие…. - сказал ОМ, погладев на порнографию и расхохотался.

- Это ни фига никакая не игра, - сообщил мне коллега по работе, с докторской степенью по психологии и задумчиво так покачал головой.

- Очень естественно. Гм… Очень! - лукаво подмигнула многоопытная дама.

 

В общем, вы уже поняли, что больше всего мне сейчас хочется перенести сцену в приватную обстановку?... Человек, который одной правой может удержать на весу 74 килограмма плюс зеленые воланы, вполне того стоит. Не верите? А вы попробуйте пробалансировать с задравшей к небу ногой девушкой в горизонтальной позиции на одной руке, наклонившись к ней при этом и целуясь. Так как я сама не поняла, что написала в предыдущем предложении, то наглядное пособие - ниже. Ногу задрать не забудьте!
И знаете, что я решила? - преодолевать неловкость и париться пускай будет он. Ведь это он меня целует, в конце концов!

И вот еще что. Держите меня - он же отец четверых детей!  А мне еще два месяца с ним целоваться...





From:
Anonymous( )Anonymous This account has disabled anonymous posting.
OpenID( )OpenID You can comment on this post while signed in with an account from many other sites, once you have confirmed your email address. Sign in using OpenID.
User
Account name:
Password:
If you don't have an account you can create one now.
Subject:
HTML doesn't work in the subject.

Message:

 
Notice: This account is set to log the IP addresses of everyone who comments.
Links will be displayed as unclickable URLs to help prevent spam.

Profile

morichic: (Default)
morichic

March 2011

S M T W T F S
  1 23 45
67891011 12
13141516171819
2021 2223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Oct. 19th, 2017 06:08 pm
Powered by Dreamwidth Studios